"Завтра посмотрим. Если доживем": история потери одной семьи

Тамыз 11, 2020 | 365 |

Адамлюк Анатолий вместе с дочерью Татьяной


Жизнь Адамлюка Анатолия оборвалась на 69-м году жизни. Он умер в столичном наркологическом диспансере, который был переоборудован для коронавирусных больных. 

За несколько часов до своей смерти он написал старшей дочке: "Нас с обеда переводят на сороковую, никак не переведут. До сих пор ждем скорую для перевозки. К вечеру у меня опять ухудшение. Опять упала сатурация, до 70. Задыхаюсь".

Через 2 часа он снова написал: "Мы до сих пор тут торчим, никто не подходит". А через полчаса: "Еле дышу, за нами приехали, я идти не могу".

Мужчина не доехал до инфекционного госпиталя. В "скорой" ему стало плохо, врачи завезли его в ближайшую детскую больницу, где он уже не пришел в себя.

Редакция e-gazet.kz решила рассказать читателям отдельную историю семьи, где потеряли любимого мужа, отца и дедушку.  

Более 45 лет Анатолий Михайлович проработал фотографом в столичном ЗАГСе


Татьяна Морозова вспоминает, как отец одолел борьбу с раком в 2015 году, поэтому никто в семье сомневался, что и эту войну они выиграют.

"Тогда он с легкостью перенес операцию. Быстро восстановился и через девять месяцев полностью победил онкологию. После этого два года его ничто не беспокоило, но неожиданно произошел рецидив болезни, но он и с этим справился. Всего три раза проходил курс лечения, но на четвертый раз из-за неожиданно вспыхнувшей̆ пандемии не успел вовремя обратиться в больницу. Метастазы породили множественные очаги болезни. Может быть, именно в больнице и произошло заражение коронавирусом. А, может, первой заразилась мама, в общественном транспорте. В те страшные дни вся семья разом заболела", - рассказывает Татьяна.

Первым симптомом болезни стала диарея, затем у мужчины поднялась температура. В больнице ему поставили диагноз - двухсторонняя пневмония. Татьяна считает, что отца можно было спасти, если бы его сразу поместили в инфекционную больницу.

Вместе с женой мужчина попал вначале в провизорный стационар, затем семейную пару перевели в наркологический диспансер.

Дети узнавали обо всем, что переживал отец в свои последние дни только по СМС.

"Ни одного врача, ни одной медсестры. Дали один раз "Зитмак" и закончился. Лечения никакого, температура под 40, весь горю. Аж смешно, дали таблетку аспирина. Завтра посмотрим. Если доживем. Ночью было плохо, сердце не справлялось, добился (!!) уколов и кислород в 2 часа ночи. И наконец поспал за двое суток, 4 часа сна", - писал своей дочери Анатолий.

Состояние мужчины только ухудшалось. Он жаловался близким на то, что им не разрешают открывать окна в палате, плохо кормят и "никому они не нужны".

Хуже всего на родителей подействовал, по мнению Татьяны, препарат "Алувиа". В побочных действиях лекарства указано, что оно зачастую вызывает артериальную гипертензию, и нечасто - атеросклероз, инфаркт миокарда, AV-блокада, недостаточность трехстворчатого клапана, тромбоз глубоких вен.

У близких Анатолия есть много вопросов к больнице.

"Почему его сразу не определили в нормальные условия, ближе к реанимации? Почему видя, что не помогает лечение, его продолжали колоть бесполезными антибиотиками, а потом еще добили алувией? После смерти на его глазу выросла огромная бородавка, намека на которую не было при жизни. Что с ним происходило, какие  муки он испытывал, раз на теле проявилось такое?", - задается вопросом его дочь Татьяна.

Женщина уверена, что смерть отца результат чьей-то халатности, коррупции, спекуляции на лекарствах.

"К маме не подходили и в новой больнице, пока мы не нашли знакомых. Но ей сказали, что мы не дадим вам реанимацию, шансы выжить у вас маленькие, дорогу молодым… Может, и папу не пытались спасти там, куда его привезли в плохом состоянии?", - говорит она.

Татьяне сложно описать, какое горе переживает вся семья, ведь несмотря на огромный букет хронических заболеваний, ее отец не находился в предсмертном состоянии.

"До последнего он был на даче, занимался своими посадками, возился с кошками, консультировался со своими врачами насчет обследования на онкологию, готовил. Он умел ценить жизнь, в том числе и чужую. Поддерживал тех, кто сам болел, говоря им, что только позитив поможет выжить. К сожалению, в этот раз папиного позитива не хватило, так как он видел отношение в больницах", - поделилась своими мыслями собеседница.

Сілтемемен бөлісу
Қалай бөлісуге болады

Біз әлеуметтік желілерде: