Казахстан между Орлом и Драконом

Шілде 27, 2020 | 470 |

В конце прошлой недели госсекретарь Майкл Помпео выступил с большой речью в библиотеке имени Никсона в Калифорнии. Многие политологи назвали это выступление неким стартом новой «холодной войны». Возможно, это так и есть, но нам нужно задуматься, какое место в противостоянии двух держав займет Казахстан.

Если коротко, то Большой Майк назвал КНР «новой тиранией» и прозвучало это примерно в том же духе, как в речи президента США Рональда Рейгана, назвавшего СССР «осью зла» (в начале 80-х годов прошлого века). В своей речи госсекретарь тоже обратил внимание на этот факт, заметив, что КПК «повторяет некоторые ошибки Советского Союза». Но при этом он намекнул на то, что может получить поддержку нынешней Москвы инициативе Соединенных Штатов.

Главный же посыл выступления заключался в том, что мировое сообщество (точнее, страны, считающие себя свободными) должны сделать шаг в сторону изменения Китая. Основными же грехами политики Пекина, по мнению мистера Помпео, являются нарушение прав человека, «несправедливые торговые практики» и попытки внедрения китайских агентов влияния в американское общество. Что касается последнего утверждения, по всей видимости, именно этот пункт стал причиной закрытия китайского генконсульства в техасском Хьюстоне. Если говорить об экономических проблемах, то они являются основой эскалации нынешнего противостояния и стали усиленно развиваться еще в прошлом году. В любом случае, это касается американо-китайских взаимоотношений – непростых и растянутых на многие годы и десятилетия.

А вот относительно прав человека следует поговорить отдельно. Ведь это косвенно, по некоторым параметрам и прямо касается Казахстана. Так, говоря о «межличностной дипломатии» и личных беседах с жертвами внутренней политики Компартии Китая, глава Госдепа США отметил, что «встречался с уйгурами и казахами, спасшихся из синьцзянских концентрационных лагерей».

Напомним, это было во время транзитного визита Майкла Помпео в Казахстан в начале февраля этого года. Тогда в насыщенном графике визитера нашлось место и для этой встречи, что вызвало одобрение казахстанского общества, недовольство КНР и практически полное игнорирование со стороны руководства Казахстана.

Стоит отметить, что проблема содержания этнических казахов в «лагерях для перевоспитания» в СУАР до сих пор является актуальной, несмотря на то, что сейчас она отошла на второй план в связи с пандемией. Некую остроту ей придает тот факт, что официальные власти нашей страны и гражданское общество имеют на эту проблему практически диаметрально противоположное мнение. Официоз считает, что никаких лагерей нет, а если и есть, то это внутреннее дело Китая. Общество же уверено, что руководству страны нужно проявлять больше участия в этом вопросе, стать более принципиальным и даже жестким (в некоторой степени).

И вот теперь Казахстан оказался между двумя «важными стратегическими партнерами». Каждый из них открыто или скрытно тянет на свою сторону, а пресловутая многовекторная внешняя политика в данном случае плохо срабатывает. Быть между Пекином и Вашингтоном (Драконом и Орлом) оказалось гораздо труднее и неуютнее, чем между Пекином и Москвой (Драконом и Медведем). Здесь можно было сделать отдельное и большое отвлечение от темы по направлению внешней политики Акорды, тем более, ее нынешний хозяин является признанным и профессиональным дипломатом. Но об этом как-нибудь в другой раз, ведь сейчас речь идет о гораздо большем спектре направлений – не только о внешней, но и о внутренней политике, идеологии, экономике, зарубежных инвестициях и так далее.

Не секрет, что Казахстан задолжал Китаю немалую сумму, а значительная часть казахстанской нефти, по сути, является уже китайской. Это, по мнению наблюдателей, является существенным фактором экономической зависимости от Поднебесной, а по уверенности некоторых конспирологов, сказывается и на зависимости политической. Об этом нельзя говорить однозначно или полностью опровергать, так как большинство сделок, как по кредитам, так и по инвестициям (включая строительство полсотни «китайских заводов» на нашей территории), не прозрачны и не доступны обществу, что вызывает закономерные вопросы и сомнения. Но при этом можно говорить, что Китай и сейчас с большей охотой дает нам кредиты, что в нынешней ситуации становится еще более актуально.

В то же время США не торопиться вкладывать средства в нашу экономику. Мистер Помпео во время своего визита в Астану открыто намекнул, что американские инвестиции будут, но только после проведения реформ в стране. При этом, надо учитывать, что западный капитал в большей степени базируется на рыночных законах, поэтому даже если реформы и будут проведены, то нужно время и гарантии для притока американских активов в Казахстан. Не говоря о том, что с момента визита Большого Майка мир, мягко говоря, изменился, а экономика США (не говоря уже о нашей) испытала серьезные удары. За прошедшие полгода, мы ничего существенного, что могло бы понравиться Вашингтону, не сделали. Не считая того, что месяц назад Госдеп заявил: «Казахстан подает положительный пример эффективной борьбы с терроризмом всему миру».

С Китаем у нас другие взаимоотношения. Восточный сосед, судя по всему, не против продолжить и расширить кредитную линию. Также планируется увеличение торговых операций между странами, что, в принципе, неплохо (особенно для МСБ). Однако новая вспышка коронавируса в Синьцзяне создает новые проблемы. Вместе с тем, нужно вспомнить, что китайская дипломатическая миссия стала причиной обращения внимания на вспышку атипичной пневмонии в Казахстане, что некоторыми было воспринято, как обвинение в очаге появления нового вируса. Наши официальные органы никак не отреагировали на эти обвинения - страна попала в лидеры по заболеваемости коронавирусной инфекцией.

К слову, официальная Астана далеко не всегда спешит комментировать заявления Пекина или его МИДа. Но ведь именно руководство страны должно принимать конкретные решения, а что касается общества, то оно, как показывает практика, уже давно приняло решение, кто является большим другом и кому больше верить – США и КНР. Нетрудно также понять, кто из них и в какой степени будет использовать Казахстан в своем противостоянии и уже по факту развязанной «холодной войне». Это ясно хотя бы из речей и заявлений китайского посла, который не раз был замечен в латентном проявлении превосходства и чуть ли не указывании казахам, что и как надо делать, с кем дружить и кого считать врагом.

В заключение, в своей речи Майк Помпео отметил, что Рейган в свое время сказал, что ему надо доверять, но проверять. Что же касается КПК, то надо действовать по принципу «Не доверяй и проверяй». Наверное, это очень хороший совет и для казахстанцев, и для руководства страны.

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Сілтемемен бөлісу
Қалай бөлісуге болады

Біз әлеуметтік желілерде: